украл у прыщявки

украл у прыщявки

пятница, 25 февраля 2011 г.


А я люблю Бокси. Иногда, я даже думаю, что если бы у меня была девушка, то только такая. Мне нравится её манера изложения, и этот огонек в глазах... Мы бы гуляли по парку, она рассказывала бы о том, как прошел день, а я бы слушал её, иногда вставляя короткие фразы в поток слов. И мне бы это нравилось. А потом, нагулявшись, мы бы приходили домой, готовили ужин в четыре руки, перебрасываясь короткими фразами и подколками. После ужина сели бы за компьютер, посмотрели бы фильм, почитали бы аиб, порадовались, что мы вместе. Я предложил бы потроллить опа ЕОТ-треда, а она бы сказала, что я унылый тролль, мне нечего было бы возразить, и мы, выключив компьютер, пошли бы в душ. Я бы обязательно врубил холодную воду, когда она встанет под струи, а она в отместку, направит струю на меня, залив пол ванной. И срать нам на соседей. А потом, наигравшись в душе мы бы пошли спать. Но это уже совсем другая история. Была бы.

ай яй

Посоны, вчера предательски схватил "то о чем не пишут в интернетах", пришлось форматить винт,  так, что пару тройку дней не смогу "читать" ваши бложки, ну вы поняли

воскресенье, 20 февраля 2011 г.

Всю жизнь я покоя и счастья не знал
С семьёю такою узнай-ка!
Отец всю зарплату свою пропивал
А мать была домохозяйка.

Однажды отец нахуярившись в хлам
Ударил её табуретом
Теперь у неё на всю голову шрам
Остался на память об этом.

Конечно, отца посадили в тюрьму
Но мать не вставала с кровати
Пришлось мне по жизни идти одному.
А ей оставаться в палате.

Знакомых и близких нет у меня -
Один я был в мире огромном.
Но мне повезло и устроился я
Работать в бюро похоронном.

Долгие годы всё время один,
Все дни друг на друга похожи.
Трупы, могилы, гробы, формалин,
Застывшие синие рожи.

Но как-то случайно взглянул я туда,
Где ты притаившись лежала.
Была ты красива, хоть не молода -
Меж нами искра пробежала.

В твоих замеревших стеклянных глазах
Я видел своё отраженье.
В кровать я тебя перенёс на руках
И начал процесс обнаженья.

Ласкал я тебя позабыв обо всём
Не в силах издать даже стона
И вот наконец раскалённым хуём
Проник я в холодное лоно.

В душе у меня воцарился покой
Твой запах был сказочно сладок
Я волосы нежно погладил рукой
Но вдруг они съехали набок.

Резким движеньем сорвал я парик -
Чуть сердце не остановилось.
И член возбуждённый едва не поник,
Когда осознал, что случилось.

На долю мгновенья мне стало дурно
При виде знакомого шрама
Но ты ведь мертва и тебе всё равно?
Продолжим. Прости меня, мама.

то, что не дает спать

Гланды? Удаляет гланды таким-то остро наточенным кольцом на стальной проволоке, засунув его в глотку, зацепив гланды и дёрнув что есть силы? Да ещё и без обезболивания и средств, подавляющих рвотный рефлекс? А потом ты берёшь удалённые гланды, острым скальпелем отрезаешь от них кусочек, цепляешь его пинцетом, поднимаешь на один уровень с глазами, после чего аккуратно кладёшь на предметное стекло и начинаешь делать гистологический анализ?
Да, чёрт побери, у меня встал!

четверг, 17 февраля 2011 г.

транзистор

Я бы хотел быть транзистором, простым транзистором в цифровой схеме. Я бы переключал нули в единицы, и единицы в нули, соединенный последовательно с другими транзисторами - выполнял бы функцию И. Я бы радовался, создав ровный логический уровень, потреблял мало мощности и был устойчив к помехам. Однажды на меня подали бы слишком большое напряжение, и я бы сгорел, но до последней нано-секунды был бы верен своей миссии - управлять потоком носителей зарядов

Людей необходимо уничтожать

Людей необходимо уничтожать.
От них уже просто житья никакого не стало: в метро сесть некуда, в магазинах не протолкнёшься, семечками всё заплевали.
Люди расхватали все прекрасные вещи: зайдёшь в магазин, а там остались одни картонные сосиски и кособокие пиджаки. Даже продавцы уже спохватились: на те вещи, которые им самим нравятся, они специально ломят такие цены, чтобы никто не купил.
И главное, нет от них никакого спасения.
Запрёшься у себя в квартире, так нет: звонят, сволочи! В дверь, по телефону, в пять утра, сорок восемь звонков. «Да!!! Алло!!!» «Что новенького?» — спрашивают. Всех уничтожать.
Чтобы от людей убежать, нужно сначала полчаса в метро на эскалатор проталкиваться, потом в электричке два часа про пластмассовые чудо-верёвки слушать и ещё час через бурьян в самую чорную чащу прогрызаться, чтобы выйти, наконец, на поляну. А там уже насрано, в самой середине. И бутылка от кока-колы.
Пустыня, джомолунгма, антарктида, луна — нигде спасения нет. Вылезут и бутылочку спросят. Или как дела.
Поэтому — уничтожать.
Для начала нужно всем желающим раздать автоматы и сказать, что им ничего не будет.
Уже через день половина начальников, зятьёв, тёщ, свекровей и тамбовских родственников будет валяться в лесопосадке.
Трамваи утопить, метро засыпать, нечего шастать туда-сюда, пусть дома сидят, детей воспитывают как следует, а то все стены хуями изрисовали уже.
Отключить воду. Когда спросят, где вода, ответить: «Выпили. Сами знаете, кто».
Бани взорвать, сказать, что чеченцы. Электричество отключить, сказать, что хохлы.
Через неделю ещё живых собрать на площади и рассчитать на первый-четвёртый. Первых-вторых расстрелять на месте, третьих объявить сраным говном, четвёртых — сверхчеловеками.
Сраное говно поселить в бараки и кормить червивым горохом. Сверхчеловеков поселить в Кремль и Эрмитаж и кормить одними устрицами. В туалет не выпускать. Каждую пятницу проводить среди сверхчеловеков розыгрыш лотереи. Кто выиграл, того уничтожать.
Установить полную диктатуру. Диктатора назначать по понедельникам из сраного говна. В воскресенье вечером расстреливать. С вечера воскресенья до утра понедельника — полная анархия. Все ебут всех. Кого не ебут, того уничтожать. В шесть утра все на работу.
Через год оставшихся посадить в баржу и утопить.
Выйти на поляну, проверить — если опять насрано, всё повторить.